Памир

Я.А. БЕККЕР
Отрывок из книги " Львовское фианкетто", Издательство "Лира", Иерусалим, 2012 г.

Наша дружная когорта: я, автор этих строк, и мои однокашники, выпускники геологического факультета Львовского госуниверситета Лев Зильберфарб, Григорий Крейденков и Владимир Распопин, проделав увеселительное путешествие на полках купейных вагонов поездов «Львов - Москва» и «Москва - Сталинабад», прибыла на железнодорожный вокзал столицы Таджикской ССР в полыхающий жарой полдень 23-го августа 1956 года. Вот как это вспоминалось - представлялось в «свежих» впечатлениях, спустя…50 ?! лет.

ЯЗГУЛЕМ (1956 год)

Ванчская партия, куда я был назначен, занималась геологической съёмкой масштаба 1:200000 – что более всего соответствовало моему профилю. Её полевой лагерь находился в долине р. Язгулем, разделяющей Ванчский и Язгулемский хребты. Лёва Зильберфарб, назначенный в Бунайскую партию, проводившую разведку месторождения на Дарвазе, вскоре отбыл туда с оказией. Ещё раньше на юг, в жаркий Юго-Западный Таджикистан, уехали Володя и Гриша. Мне повезло в том смысле, что на Памир с инспекционной поездкой направлялась главный геолог Памирской экспедиции Людмила Ниловна Афиногеновна, взявшаяся доставить меня на базу Ванчской партии, располагавшуюся возле кишлаке Матравн. Оттуда по ишачьей тропе, в сопровождении рабочего – погонщика предстояло мне добираться в полевой лагерь.

Месторождение Трезубец

Месторождение Трезубец - небольшое месторождение вольфрам-оловянных руд на Юго-Восточном Памире. Расположено на абсолютных отметках 4880-5000 м. Изучены не только поверхность, но и более глубокие горизонты. Открыто ещё в 1955 году Г.С. Аверьяновым (нач. партии В.В. Подтележникова). Возможна ручная отработка рудоразборным способом. Касситерит и вольфрамит здесь крупнокристаллические. Рудные жилы в гранитах и песчано-сланцевых отложениях.

1

Недавно Каргиева Жанна прислала мне ссылку - фотоочерк о путешествии на Памир. Автор - Галина Горшенина. Кто такая - никто толком не знает. Связался с Сашей Горшениным, а через него и с Галиной, оказалось родственники, но суть не в этом.
Суть в этом самом материале. Посмотрите, почитайте ... Главное - фотографии. Они просто супер, такие редко где увидишь. Там в последней пятой части есть серия Мургабских закатов, это ЧТО-ТО !...
В общем, Галине - спасибо! Ждем от нее очередных памирских шедевров.
В. Логачев

Однажды 30 лет спустя… Памирский тракт

Галина Горшенина

Интересен психологический вопрос: хочет ли человек оказаться в своем прошлом - детстве, юности, в тех местах, с которыми связаны яркие эмоции, добрые воспоминания? Ведь есть вероятность не увидеть того, что помнишь, не узнать того, что было дорого, разочароваться, расстроиться, расплакаться…

Эти сомнения очень долго мешали мне принять решение – ехать или нет в фотопутешествие с Владимиром Трофимовым (vvtrofimov) по Памирскому тракту, где я была более 30 лет назад: неоднократно от Душанбе до Мургаба и обратно проехала на ЗИЛе, на УАЗике, на ГАЗ-66, поработала с геологами на Заречном недалеко от Мургаба – копировала карты, варила супчики, наслаждалась солнцем, звездами, стремительной рекой Мургаб, ледяные воды которой испробовала впервые в жизни. Побывала на Северном Акархаре в стационарной круглогодичной геологической партии - самой отдаленной и труднодоступной из всех партий Памирской геолого-разведочной экспедиции, где маркировала керн, ходила в маршруты, лазала с геофизиками - «гагарщиками» по сыпучим склонам памирских гор. Именно здесь, на Северном Акархаре встретила свою первую любовь… Сложно было принять решение…

Но… любопытство победило, и я оказалась в группе удивительных людей, готовых к приключениям, испытаниям, потрясениям – одним словом «фотографов» во главе с Владимиром Трофимовым.

Дальше здесь http://galyagorshenina.livejournal.com/24254.html

Другие части "Воспоминаний..." смотрите на сайте в разделе ГЕОЛОГИ ВСПОМИНАЮТ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я прожил долгую жизнь, бóльшая и, несомненно, лучшая часть которой связана с геологией и горами, где я этой геологией занимался. В той или иной степени относящиеся к моей профессии воспоминания, накопившиеся за многие годы, мне захотелось на склоне лет привести в какой-то порядок, итогом чего и явились, предлагаемые вниманию читателя заметки.
В представлении обывателя, геологи - это люди, которые ходят по горам и тайге и ищут полезные ископаемые. На самом деле, геология – наука многоликая, включающая десятки направлений, часто связанных между собой лишь тем, что имеют то или иное отношение к Земле и, главным образом, к ее верхней твердой оболочке – земной коре. Соответственно, существует много геологических профессий. Направление, которым занимаюсь я, - стратиграфия и микропалеонтология.

НАЧАЛО

Мои воспоминания относятся к детским и юношеским годам, определившим выбор профессии и к годам работы в Памирской экспедиции (1956-1962), где проходило мое становление, как специалиста.

Я родился в Самарканде и жил там до окончания университета. Мой отец был геологом, и с этой профессией я соприкоснулся уже с раннего детства. Он преподавал в Узбекском Государственном университете (УзГу) и в тридцатые годы участвовал в работе Таджикско-Памирской экспедиции, возглавляя один из отрядов, проводивших исследования в Фанских горах Таджикистана. Летом перед выездом на полевые работы получали снаряжение, которое складывалось у нас в сарае. Седла, палатки, ружье, громадные ботинки с триконями, смазанные дегтем, запах которого помню с тех пор, компаса, геологические молотки, полевые сумки - все это было интересно, возбуждало и порождало мальчишеские фантазии. А однажды, возвращаясь с гор, сотрудники отца поймали огромного орла-беркута, который пару дней сидел у нас в сарае. Потом из него сделали чучело, и оно, распростав крылья во всю комнату, много лет висело на потолке. Уже тогда для меня было ясно, что я обязательно буду, как папа, геологом

ТАНЫМАС, КУДАРА, БАРТАНГ

На любой географической карте видно, что горные цепи Тянь-Шаня образуют дуги, выпуклые к югу, тогда как памирские хребты дугообразно изогнуты к северу. В свое время академик Д.В. Наливкин – один из зачинателей геологии Памира – считал, что геологические структуры Памира первоначально, также как и тянь-шаньские, изгибались к югу, но в кайнозое под напором Джаламского выступа Индийской платформы были как бы «вдавлены» в дугообразные структуры Тянь-Шаня, приобретя современную направленность. Эта точка зрения предполагала значительное продвижение масс земной коры на север и формирование шарьяжных и надвиговых структур. Подобные структуры уже в тридцатые годы отмечались С.И. Клунниковым на левобережье р. Танымас. Однако эти плодотворные идеи не получили своего развития, так как в пятидесятые годы в тектонике возобладала геосинклинальная теория, ориентированная на доминирующую роль в формировании структур вертикальных, а не горизонтальных движений. К моменту начала моей работы на Памире о горизонтальных движениях нельзя было и заикаться.

ДАРВАЗ

Юго-Западный Дарваз – район, где прекрасно представлены морские отложения карбона и перми. Их разрез без преувеличения является одним из лучших в мире по полноте и насыщенности остатками разнообразных ископаемых, в том числе и фузулинид, изучением которых я занимаюсь. Поэтому я провел в этом районе несколько полевых сезонов, с которыми связано много разного рода событий и приключений.

ПШАРТ, СЕВЕРНЫЙ ПАМИР

На Пшартском хребте я работал в начале 70-х годов по договору с Таджикским управлением, тесно взаимодействуя с Борисом Пашковым, который занимался там геологической съемкой. Район представляет исключительный интерес, поскольку здесь широко развиты вулканогенные, преимущественно базальтовые, образования пермского и, в особенности, триасового возраста. По мнению многих исследователей, они свидетельствуют о существовании между юговосточнопамирским и центральнопамирским блоками триасового океанического бассейна (бассейн Рушан-Шуанху по В. Буртману).

Логотип

Облако тэгов

Случайное фото

chr