Китай на Памире

Китай постепенно вытесняет Россию с таджикского Памира

17 декабря 2019
Информационное агентство Eurasia Daily

Китай, поддерживаемый таджикскими властями, целенаправленно выдавливает Россию из зоны ее стратегических интересов. Речь идет о Памире, точнее о Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана.

Председатель Горно-Бадахшанской автономной области Ёдгор Файзов высказался о возможном открытии консульства Китая на Памире. Идея открытия консульства Китая не вызывала бы вопросов, если бы в Горном Бадахшане, единственной автономной области Таджикистана, были представительства и других стран. К примеру, России, европейских государств или США, потому что большое количество жителей ГБАО находятся в этих странах в трудовой миграции. Но их нет. Более того, власти не разрешили открыть даже представительство ОБСЕ в области. Единственное государство, у которого есть консульство в регионе, — это Афганистан.

Казалось бы, Россия как стратегический партнер Таджикистана имеет ряд привилегий по сравнению с другими, но и она не имеет консульства на Памире, власти не дали разрешение даже на открытие «Памирского клуба» в рамках Россотрудничества. Население ГБАО с большим пиететом относится к России, потому что в 19 веке территория Памира принадлежала Российской империи. В свое время Россия стала защитником населения Памира от постоянных набегов афганцев и бесчинств чиновников бухарского эмирата. А Китай никто не звал, он пришел из-за огромных долгов таджикской власти перед КНР.

Китай совместно с таджикскими властями целенаправленно и планомерно выдавливает Россию из зоны ее стратегических интересов уже долгие годы. По соглашению между Россией и Таджикистаном, до 2004 года границу Таджикистана в районе Горно-Бадахшанской автономной области защищали российские пограничники. Они ушли в 2004 году не без участия Китая, под предлогом, что это нарушение международного договора, границу страны не должны охранять чужие войска. Пока российские пограничники не покинули границу Таджикистана, китайцы отказывались открывать автодорогу Душанбе — Хорог — Кульма, соединяющую Китай и Таджикистан.

Еще когда российские пограничники были на границе в ГБАО, в начале 2000-х годов, Таджикистан и Китай подписали соглашение «О демаркации границы и урегулировании территориальных споров», по которому Таджикистан передал Китаю тысячу квадратных километров территории Мургабского района на Памире. Соответствующий протокол к соглашению был ратифицирован Таджикистаном в 2011 году. Для сравнительно небольшой территории Таджикистана это немало, однако МИД республики назвал это соглашение «победой таджикской дипломатии», поскольку еще с позапрошлого века китайская сторона претендовала на 28,5 тыс. квадратных километров таджикской территории. Однако многие представители общественности в Таджикистане обвинили власти в нарушении 7 статьи Конституции, которая гласит, что «территория Таджикистана неделима и неприкосновенна».
Китайские геологи исследовали Памир

В апреле 2010 года правительство Таджикистана утвердило соглашение между геологической службой министерства земли и запасов КНР и Главным управлением геологии Таджикистана «О проведении совместных геологических исследований на приграничных участках». И в рамках этого документа исследовались почему-то не только приграничные районы, но и территории в глубине Памира. Работы в рамках этого соглашения велись более шести лет.

В течение этого времени китайские специалисты совместно с таджикскими геологами проводили геохимическое исследование территории ГБАО. Опираясь на разработки советских ученых, они определили и нанесли на карты месторождения, по меньшей мере, 47 полезных ископаемых по всей области. За один сезон они увезли с Памира в Китай от 2,5 до 5 тонн горных пород. Анализ делали в КНР, так как у Таджикистана нет необходимого оборудования. На восточном Памире есть уникальное месторождение серебра — Бозор Дара (Акджилга), которое занимает четвертое место в мире по запасам. Китайцы там работают с 2015 года. Они построили трехэтажный цех, 70 км дороги. Но только 14 июня 2019 года парламентарии Таджикистана ратифицировали соглашение, по которому китайская компания «Кашн Синьюи Дади Майнинг Инвестмент» приступила к разработке серебряного месторождения. Примечательно, что руководство республики решило освободить компанию от уплаты всех налоговых и таможенных платежей за ввоз оборудования и техники в течение последующих семи лет.

Китай и Таджикистан осенью 2016 года подписали соглашение об укреплении таджикско-афганской границы, Китай построил в приграничных районах Таджикистана три военных комиссариата, четыре воинских части, четыре штаб-квартиры и тренировочную базу для пограничных войск. Уже сейчас Китай патрулирует границу Таджикистана. На границе с Афганистаном в Ишкашиме, в районе Лангара и Вахана стоят китайские посты. На территории афганского Малого Памира Китаем был построен военный учебный центр с китайскими военными инструкторами, которые обучают афганских военных.

Но этим военное присутствие на территории ГБАО не ограничивается. С 8 по 14 августа текущего года в Ишкашимском районе Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, непосредственно граничащей с Афганистаном, проходили трехдневные совместные учения таджикской и китайской армий. Аналогичные учения проходили и в 2016 году.
Памир становится не только сырьевым придатком, но и зоной геополитических интересов Китая

По мере проникновения Китая на Памир становится понятным, для кого власти берегли этот регион. Возможно, если бы в ГБАО работали инвесторы и из других стран, вопросов бы не возникало. Но, судя по всему, Горно -Бадахшанская автономная область становится залоговой землей, которой правительство Таджикистана покрывает свой огромный долг Китаю. Можно предположить, что Памир становится сырьевым придатком Поднебесной. Возникают множество вопросов о прозрачности, налогах, экономической пользе для ГБАО, но они остаются без ответа. Что будет с чистейшей экологией Памира и с правами человека, и отнесутся ли памирцы к китайцам на Памире с тем уважением, с каким относились к России?

Китай с готовностью раздает развивающимся странам кредиты, которые затем становятся обременительными долгами, и их Пекин не прощает. Эксперты не исключают, что именно китайское влияние на экономику Таджикистана стало одним из препятствий на пути вступления республики в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Китайские кредиты — не дешевое удовольствие, ведь за них платят землей и полезными ископаемыми. В Душанбе понимают, что расплачиваться придется, и отдают в разработку свои недра: к примеру 80% золоторудных месторождений республики разрабатывает Китай.

Если прежде Китай ограничивал свое присутствие в основном экономикой, сейчас медленно и верно КНР проникает во все сферы, где раньше доминировала Россия, в том числе и в сферу безопасности, несмотря на наличие в Таджикистане 201 российской дивизии. Таджикистан становится все менее надежным союзником и партнером для России, и все дальше отходит от сферы влияния РФ. Власти республики не скрывают, что получили в лице Пекина более выгодного партнера, но Россия предпочитает этого не замечать. Этим и объясняется то, что Китай с куда большей легкостью получает доступ к таджикским ресурсам, чем РФ.

По мнению российских политологов, гегемония Китая в Таджикистане не противоречит российским интересам в регионе. Считая Пекин своим стратегическим партнером, Москва на постепенное вытеснение из зон своих же интересов смотрит сквозь пальцы.

Китай использует Памир не только как транзитную зону, но и как трамплин для наращивания экономического и военного влияния в Центральной Азии, а также в Афганистане, Пакистане и Индии.

София Мусофир
https://eadaily.com/ru/news/2019/12/17/kitay-postepenno-vytesnyaet-rossi...

Логотип

Облако тэгов

Случайное фото

a2