Яков Аронович Беккер

Я.А. БЕККЕР
Отрывок из книги " Львовское фианкетто", Издательство "Лира", Иерусалим, 2012 г.

Наша дружная когорта: я, автор этих строк, и мои однокашники, выпускники геологического факультета Львовского госуниверситета Лев Зильберфарб, Григорий Крейденков и Владимир Распопин, проделав увеселительное путешествие на полках купейных вагонов поездов «Львов - Москва» и «Москва - Сталинабад», прибыла на железнодорожный вокзал столицы Таджикской ССР в полыхающий жарой полдень 23-го августа 1956 года. Вот как это вспоминалось - представлялось в «свежих» впечатлениях, спустя…50 ?! лет.

Сталинабад, вокзал… Выходим.
Пред нами – Ленинский проспект:
дома, троллейбусы и вроде в народе недостатка нет.
Таджички в платьях ярко - пёстрых и в тюбетейках мужички,
дымком клубится запах острый - здесь плов готов,
там – шашлыки.

Идём пешочком, с рюкзачками.
А вот и дом –«полсотни шесть»: начкадрами занялась нами,
сбив с нас студенческую спесь…
Но за суровостью открылась приветливость и доброта.
Сама - дородна и учтива, и не увяла красота.

Вот вам жильё, - дала нам адрес.
Там есть и койки, и постель.
Вот с назначеньем вашим разве, случится, может канитель.
Мы вас принять, конечно, рады, но переполнены все штаты.
Вы отдыхайте, не спешите. Начальству доложу о вас.
Ну, а пока что получите в окошечке – вон в том – аванс.

По партиям к концу недели распределились – мы при деле!
Но не кричали мы «ура» - все - в старшие коллектора…
Мы на Памир попали с Лёвой, на Юго-Запад – Гриша с Вовой.
У них – жара, у нас - прохлада…
Прощай уют Сталинабада!

Все мы на первых порах оказались в составе Южно-Таджикской геологоразведочной экспедиции (ЮТГРЭ), включавшей в ту пору и Западно-Памирскую группу партий. Начальником экспедиции был Ким Амаякович Бежанов – очень видная личность, жгучий брюнет, с роскошной шевелюрой и усами, с глазами навыкате, весьма экспансивный, эмоциональный и грубоватый в отношениях с некоторыми подчинёнными. Нас он принял весьма радушно, напутствовал и доброжелательно и требовательно, объяснив назначение на должности старших коллекторов, с одной стороны, полной укомплектованностью штатов, с другой – необходимостью проверки нас в деле. Оклады – по штатному расписанию -750 руб.

Принял нас и ввёл в курс дел и главный геолог экспедиции Виктор Алексеевич Автономов – внешностью, интонациями и мимикой – прямая противоположность Киму Амаяковичу. Обещал перевести нас на должности геологов, как только представиться такая возможность и, конечно, если мы себя должным образом проявим.

Свои первые полевые сезоны я и Лев провели на Памире, а Григорий и Владимир – в пределах знойной Таджикской депрессии. Мне посчастливилось оказаться в «пикантном» районе Западного Памира, в долине р. Язгулем, в составе Ванчской партии. Воспоминания об этом, насыщенном яркими и острыми впечатлениями полевом сезоне, закончившемся в конце октября, сохранились на всю жизнь.

Пишу об этом, о себе и о друзьях своих, многих из которых уже нет в живых, спустя более полувека после описанных выше событий, обозначивших начало «таджикского» периода жизни, представлявшего собой, если пользоваться шахматной терминологией, сложный и трудный миттельшпиль.

Пишу об этом, оказавшись волею судеб, на «острове спасения», в океане распавшегося СССР, в государстве Израиль, в сердце его – городе Иерусалиме, «обременённый» женой, взрослыми детьми – сыном и дочерью, тремя внучками и двумя внуками… Не буду говорить о возрасте, приближающемся к N-ому (?!) десятку и о прочих старческих «прелестях»…

Это - эндшпиль, который играть тяжело после длинной утомительной шахматной партии, когда исчерпаны все лимиты времени - и надо записать спасительный ход перед откладыванием, не зная, когда состоится доигрывание, и вообще, будет ли оно, и если будет, то неизвестно, когда и чем кончится…

Логотип

Облако тэгов

Случайное фото

chr2