Литвиненко Ким Иванович

В последнее время (весной- летом 2013 г.) я всё чаще стал обращать внимание на то, что наша рубрика «Отдел кадров» пополняется с огромным трудом. И со временем сложности будут возрастать. Очень и очень многие ветераны ПГРЭ останутся за пределами нашего «ОК». С трудом удается получить даже автобиографии. Люди ссылаются на различные реальные и надуманные проблемы. Наша главная идея (сайт – общее дело всех памирцев) пока нашла отклик только у отдельных ветеранов. Уже 10 месяцев, как не стало К.И. Литвиненко, 3 месяца, как работает сайт. А мы все еще не отдали должное памяти этого замечательного человека и геолога. Конечно, когда-нибудь о сайте узнает сын Кима Ивановича – А.К. Литвиненко и напишет об отце. Но нужно ли ждать? Нет! Ведь у меня, например, накопилось немало собственных воспоминаний. Известны некоторые факты и отзывы от других людей, знавших Кима Ивановича. Вот и начну, не откладывая, хотя бы в малой степени заполнять этот пробел.

Ким Иванович Литвиненко (1925-2012)

Ким Иванович родился 19 мая 1925 года, скорее всего, на восточной Украине. Точное место рождения, жизни до начала 40-ых и в 45-51 годах не знаю. После школы он успел повоевать в Великую отечественную войну. В 45-ом ему было всего 20. В самом конце войны был ранен в левую руку, оказался в госпитале. Нагружать руку К.И. не мог и после лечения. От самой королевы Англии в госпиталь поступило теплое (шерстяное) нательное бельё серого цвета. К.И. вспоминал, что по вечерам больные бегали в этом белье на танцы в самоволку.

После войны К.И. закончил Донецкий или Харьковский политехнический институт. В 1951 году попал в Таджикистан. Как вспоминает Г.С. Аверьянов, в 1954 году Ким Иванович работал в ПГРЭ, на съёмке 1:200 000 по Язгулёму. С 1955-го года по 61-ый был начальником Памирской ГРЭ. Побывал в командировке в Китае, но время этой поездки требует уточнения.Получается, что в Китае он был до работы в ПГРЭ, между 1951-ым и 1954-ым годом, совсем молодым геологом. В 60-ые отношения между нашими странами сильно испортились и командировки наших специалистов в Китай прекратились. Иногда Ким Иванович вспоминал о Китае: рассказывал о стремлении китайцев к знаниям, о месторождении вольфрама, на котором работал и т.д. Как-то рассказал, что китайцы «складывались»(?) по двое-трое и заводили себе одну жену. На шутку это похоже не было. Возможно, в то время была нехватка населения (особенно мужского), а необходимость сдерживания рождаемости возникла позже? Одна из слушательниц, узнавшая о двух-трех мужьях, воскликнула: «Ой, как хорошо!» Все стали корчиться от смеха.
В.И. Буданов в своём «Восхождении к подножью Солнца» много раз рассказывает о К.И. Его вывод: Ким Иванович был лучшим начальником экспедиции среди всех, кого он знал за 50 лет. После ПГРЭ К.И. в основном занимался металлогенией Центрального Таджикистана. Мы нередко встречались, чтобы обсудить интересовавшие нас проблемы. Слушал доклады К.И., следил за его публикациями. Однажды весной, до начала полевых работ, К.И. пригласил меня принять участие в однодневной экскурсии на один из участков Южного Гиссара. Собралась небольшая компания; за разговорами, поисками нужных пород и их контактов день пролетел незаметно. Вечером расставались, довольные собой и Кимом Ивановичем за удачную мысль об этой поездке.
В 70-ые годы К.И. работал в Афганистане, где участвовал в открытии рудопроявлений киновари. После этого мы опубликовали с ним и Ю.И. Парфёновым статью о ртутном оруденении Афганистана и Памира. Где-то в конце 80-ых К.И. решил вспомнить молодость и побывать на Памире. Показал ему, примерно, в 50 км от Мургаба, рудопроявление сурьмы. К. И. радовался, что переносит высоту почти так же легко, как в былые годы.
Все, знавшие К.И., отмечали его воспитанность, уважение к собеседнику, умение прислушаться к его особому мнению, сдержанность. Он умел собрать коллектив и умел заставить его самоотверженно работать. Изредка мог довольно строго поставить человека на место. Сужу об этом по услышанному мной добродушно-ироничному отзыву: «Это он (К.И.) только на работе такой строгий и авторитетный. А дома – ниже травы и тише воды». Что ж, если отзыв правдив, это свидетельство, прежде всего, житейской мудрости Кима Ивановича.
В последний раз видел его где-то в конце 90-ых. Он ещё жил в Душанбе, приезжал в Липецк навестить сына Андрея. Заезжали к нам в Старый Оскол. Позже К.И. переехал к сыну. Скончался в Липецке 28 августа 2012 года. Светлая ему память.
Безуглый

Логотип

Облако тэгов

Случайное фото

np2