Геологи вспоминают

Кто на Бартанге не бывал,
тот Памира не видал.
(народная пословица)

Глава 1. Кокуйбель

Сегодня вспомнился маленький эпизод из жизни на Памире. В маршруте я с Юрием Ивановичем (Юрой) Парфёновым. Идём низом вдоль пологих склонов, сбоку - колея дороги. Какой-то необычный маршрут. Оказывается, нас должны догнать на машине. Имя мне ни о чём не говорит. Мой круг общения тогда - Мургабцы. Вдруг прямо перед нами появился зайчонок. И откуда он взялся? Мы его быстро поймали. Ю.И. взял его за уши - показал как надо держать. И вот держу это чудо и чувствую, что сердце у него в пятках. А у меня радость!!! Подъехал Юрий Б. Асриев, вышел с ружьём, увидел трофей. Спросил: в лагерь на ужин?

Стогний Николай Сергеевич


О ШАПОВАЛОВЕ И. П.

(Это воспоминания Стогния Н.С., написанные им в селе Горшечное Курской обл. в 2013г. Текст набрала и передала нам Нина Оськина)

Игоря Пантелеймоновича я знаю с мая - июня 1961 года. Познакомил нас И.Г. Лифшиц, работавший в это время в Памирской экспедиции, в должности начальника связи и радиста Центральной рации на полевой базе геологов в поселке Поршнев.
С Лифшицем И.Г. мы познакомились в радиоклубе г.Сталинабада в 1957 году - на соревнованиях радистов коротковолновиков на первенстве республики. В то время я служил в армии, человеком был не свободным, передвигаться по городу мог только по увольнительной записке не более одного раза в неделю, поэтому встречи были редкие. В 1961 году, встретившись со мной (я уже демобилизовался и работал инструктором по обучению радистов в Управлении Гидрометеослужбы), он предложил : «Не хочешь поработать радистом в одной из геологических партий?». Пообещал устроить в хорошую партию, а главное с хорошим начальником. Недолго думая, посоветовавшись с женой, я согласился. Лифшиц привел меня к И.П. Шаповалову, который через неделю собирался выезжать на полевые работы. Переговорив немного, пошли втроем к начальнику Памирской экспедиции Хасанову Р.М. Я еще не представлял себе, что это за работа, а Лифшиц, разговаривая с Хасановым Р.М., просил зачислить меня на постоянную работу, хотя радистов брали только на временную работу, на полевой сезон.

Вера Алексеевна Фроловская (Галенко)

Мургабская партия. 1965-66 годы

Вспоминая далёкое прошлое, а именно Памир и всё, что с ним связывает, вспоминаешь в первую очередь тех замечательных людей, с которыми была рядом не только в период работы на Памире, но и многие годы спустя.
Я попала работать на Памир в Мургабскую партию летом, после 10-го класса. Начальником партии был Н.Г. Машталер. Постараюсь ниже коротко выразить свои воспоминания и добрые чувства к тем, с кем посчастливилось работать.
Следует отметить, что геологи - памирцы в абсолютном своём большинстве исключительно интересные, эрудированные, работоспособные, порядочные, доброжелательные, сильные духом и как-то по-особенному сплочённые люди.

Я.А. БЕККЕР
Отрывок из книги " Львовское фианкетто", Издательство "Лира", Иерусалим, 2012 г.

Наша дружная когорта: я, автор этих строк, и мои однокашники, выпускники геологического факультета Львовского госуниверситета Лев Зильберфарб, Григорий Крейденков и Владимир Распопин, проделав увеселительное путешествие на полках купейных вагонов поездов «Львов - Москва» и «Москва - Сталинабад», прибыла на железнодорожный вокзал столицы Таджикской ССР в полыхающий жарой полдень 23-го августа 1956 года. Вот как это вспоминалось - представлялось в «свежих» впечатлениях, спустя…50 ?! лет.

ЯЗГУЛЕМ (1956 год)

Ванчская партия, куда я был назначен, занималась геологической съёмкой масштаба 1:200000 – что более всего соответствовало моему профилю. Её полевой лагерь находился в долине р. Язгулем, разделяющей Ванчский и Язгулемский хребты. Лёва Зильберфарб, назначенный в Бунайскую партию, проводившую разведку месторождения на Дарвазе, вскоре отбыл туда с оказией. Ещё раньше на юг, в жаркий Юго-Западный Таджикистан, уехали Володя и Гриша. Мне повезло в том смысле, что на Памир с инспекционной поездкой направлялась главный геолог Памирской экспедиции Людмила Ниловна Афиногеновна, взявшаяся доставить меня на базу Ванчской партии, располагавшуюся возле кишлаке Матравн. Оттуда по ишачьей тропе, в сопровождении рабочего – погонщика предстояло мне добираться в полевой лагерь.

Другие части "Воспоминаний..." смотрите на сайте в разделе ГЕОЛОГИ ВСПОМИНАЮТ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я прожил долгую жизнь, бóльшая и, несомненно, лучшая часть которой связана с геологией и горами, где я этой геологией занимался. В той или иной степени относящиеся к моей профессии воспоминания, накопившиеся за многие годы, мне захотелось на склоне лет привести в какой-то порядок, итогом чего и явились, предлагаемые вниманию читателя заметки.
В представлении обывателя, геологи - это люди, которые ходят по горам и тайге и ищут полезные ископаемые. На самом деле, геология – наука многоликая, включающая десятки направлений, часто связанных между собой лишь тем, что имеют то или иное отношение к Земле и, главным образом, к ее верхней твердой оболочке – земной коре. Соответственно, существует много геологических профессий. Направление, которым занимаюсь я, - стратиграфия и микропалеонтология.

НАЧАЛО

Мои воспоминания относятся к детским и юношеским годам, определившим выбор профессии и к годам работы в Памирской экспедиции (1956-1962), где проходило мое становление, как специалиста.

Я родился в Самарканде и жил там до окончания университета. Мой отец был геологом, и с этой профессией я соприкоснулся уже с раннего детства. Он преподавал в Узбекском Государственном университете (УзГу) и в тридцатые годы участвовал в работе Таджикско-Памирской экспедиции, возглавляя один из отрядов, проводивших исследования в Фанских горах Таджикистана. Летом перед выездом на полевые работы получали снаряжение, которое складывалось у нас в сарае. Седла, палатки, ружье, громадные ботинки с триконями, смазанные дегтем, запах которого помню с тех пор, компаса, геологические молотки, полевые сумки - все это было интересно, возбуждало и порождало мальчишеские фантазии. А однажды, возвращаясь с гор, сотрудники отца поймали огромного орла-беркута, который пару дней сидел у нас в сарае. Потом из него сделали чучело, и оно, распростав крылья во всю комнату, много лет висело на потолке. Уже тогда для меня было ясно, что я обязательно буду, как папа, геологом

ТАНЫМАС, КУДАРА, БАРТАНГ

На любой географической карте видно, что горные цепи Тянь-Шаня образуют дуги, выпуклые к югу, тогда как памирские хребты дугообразно изогнуты к северу. В свое время академик Д.В. Наливкин – один из зачинателей геологии Памира – считал, что геологические структуры Памира первоначально, также как и тянь-шаньские, изгибались к югу, но в кайнозое под напором Джаламского выступа Индийской платформы были как бы «вдавлены» в дугообразные структуры Тянь-Шаня, приобретя современную направленность. Эта точка зрения предполагала значительное продвижение масс земной коры на север и формирование шарьяжных и надвиговых структур. Подобные структуры уже в тридцатые годы отмечались С.И. Клунниковым на левобережье р. Танымас. Однако эти плодотворные идеи не получили своего развития, так как в пятидесятые годы в тектонике возобладала геосинклинальная теория, ориентированная на доминирующую роль в формировании структур вертикальных, а не горизонтальных движений. К моменту начала моей работы на Памире о горизонтальных движениях нельзя было и заикаться.

ДАРВАЗ

Юго-Западный Дарваз – район, где прекрасно представлены морские отложения карбона и перми. Их разрез без преувеличения является одним из лучших в мире по полноте и насыщенности остатками разнообразных ископаемых, в том числе и фузулинид, изучением которых я занимаюсь. Поэтому я провел в этом районе несколько полевых сезонов, с которыми связано много разного рода событий и приключений.

Логотип

Облако тэгов

Случайное фото

23